Техподдержка

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Вход / регистрация

Вход через соц. сети

Новое на сайте

В настоящем труде...
10.01.2018 |  Administrator |  47
В настоящем труде не приводятся самые яркие страницы высказываний А.... Читать больше...
Тут неожиданно обнаружился...
10.01.2018 |  Administrator |  47
Тут неожиданно обнаружился его глубокий интерес к изобразительным искусствам, широта... Читать больше...
В дни, когда тяжелая...
10.01.2018 |  Administrator |  42
В дни, когда тяжелая болезнь заставила А. Пазовского прекратить свою... Читать больше...
Но главное, что...
10.01.2018 |  Administrator |  51
Но главное, что резко выделяло А. Пазовского среди его коллег,... Читать больше...
Отправной пункт его...
10.01.2018 |  Administrator |  46
Отправной пункт его практических позиций — это чисто профессиональная сторона... Читать больше...

Фотогалерея


толя юрут...
толя юрут...
В главе о темпе... PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Главный раздел - Информация
29.04.2017 05:03

В главе о темпе я говорил о том, как тесно связан он с выразительностью. Здесь мне хотелось бы указать и на соотношение динамики и содержания. В большинстве случаев нежные чузства выражаются в сфере разных градаций piano. С нарастанием эмоциональной напряженности увеличивается сила звучания и кажется естественным, когда страсть говорит повышенным голосом, а порой доходит даже до крика. Для передачи музыки композиторов, которые хотят сказать все — от Бетховена до Р. Штрауса и Малера, — высокому пафосу чувства соответствует большая затрата динамической силы.

 

Легко понять, что градации силы звучания, отвечающие взволнованности чувства в подобных произведениях, совершенно неприменимы к музыке, эмоционально более сдержанной. Уровень динамики в последней части бетховенского струнного квартета до-диез минор немыслим как forte — в любом из струнных квартетов Моцарта. Однако все это не так просто: далеко не всегда уровень звучности прямо пропорционален внутренней динамике выразительности. Силы чувства и piano не создают противоречия, а торжественное спокойствие может быть выражено и в звучании forte. Многочисленные и бесконечно разнообразные характеры творческого гения, известные из истории искусства, можно, по-видимому, отнести к двум главным категориям: бурные, революционные натуры, столь ярко воплотившиеся в музыке Бетховена и Вагнера, и склонные к умеренности — нереволюционные, — раскрывающиеся в творчестве таких мастеров, как Бах и Моцарт.

 

Мне, разумеется, ясно, что богатство и многообразие произведений искусства часто исключает возможность ограничить их рамками какого-либо из этих двух стилей, так же как и вообще все живое не поддается систематизации, при помощи которой мы стремимся познать полноту явлений. Но, несмотря на эти трудности и зыбкость граней, обе категории можно определить довольно точно, и значение основного различия между ними ясно любому человеку, обладающему элементарным пониманием искусства. Если бы речь шла не о музыке, которая в целом является искусством дионисийским, то я применил бы понятия дионисийского и аполлинического, чтобы ясней выразить разницу между важнейшими стилистическими признаками обеих категорий. Ведь, несомненно, опьянение чувством порождает неистовые порывы, характерные для стремления «все выразить».

 

Произведения иного рода в своих кульминациях ограничены аполлиническими пределами. Кажется ясно, что различие стилей должно выразиться и в звуковой динамике. Произведения первого из этих направлений проникнуты внутpeinien динамикой чувства, которая, как правило, требует соответствующей динамики звучания. В передаче эмоционального содержания аполлинических произведений важна внутренняя интенсивность чувства, а динамическое развитие играет значительно меньшую роль. В каждом исполнении должно быть учтено различие стилей в отношении звуковых красок, эмоций, а также общего настроения. Вхместе с тем у них есть и много родственного: если первое направление больше стремится к мощи, а второе — к красоте, то ведь умеренность и красоту звучания встречаем мы и в творчестве Бетховена, а силу и возвышенность мысли и у Моцарта.

 

И все же музыканту-псполни-телю следует иметь ясное представление об этих стилистических различиях. Ведь и в творениях Бетховена и Вагнера, Малера и Р. Штрауса, как я уже говорил, страсть не всегда заявляет о себе во весь голос: она прибегает и к шепоту. Сильная душевная напряженность может быть передана и приглушенными тонами, а ослабление напряженности, напротив, может выразиться в мощном динамическом развитии. Вспомним третье действие < Тристана и Изольды» — «Ах, никакая ночная прохлада не охладит этого изнуряющего жара»; здесь, не выходя за пределы умеренной силы звучания, Вагнер передал огромное внутреннее напряжение. Его разрядку мы слышим в бушующем forte «Смерти Изольды».

 

 

 







Внимание! При копировании материалов
обязательна ссылка на сайт http://www.musictalent.ru/

© 2012 Музыкальный портал для композиторов и музыкантов, обрезка музыки онлайн