Техподдержка

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Вход / регистрация

Вход через соц. сети

Новое на сайте

В настоящем труде...
10.01.2018 |  Administrator |  283
В настоящем труде не приводятся самые яркие страницы высказываний А.... Читать больше...
Тут неожиданно обнаружился...
10.01.2018 |  Administrator |  281
Тут неожиданно обнаружился его глубокий интерес к изобразительным искусствам, широта... Читать больше...
В дни, когда тяжелая...
10.01.2018 |  Administrator |  260
В дни, когда тяжелая болезнь заставила А. Пазовского прекратить свою... Читать больше...
Но главное, что...
10.01.2018 |  Administrator |  293
Но главное, что резко выделяло А. Пазовского среди его коллег,... Читать больше...
Отправной пункт его...
10.01.2018 |  Administrator |  279
Отправной пункт его практических позиций — это чисто профессиональная сторона... Читать больше...

Фотогалерея


толя юрут...
толя юрут...
Все, что передается... PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Главный раздел - Информация
29.04.2017 04:57

Все, что передается музыкальными звуками, имеет определенную выразительность и трогает человеческую душу. Подтверждение этому мы усматриваем в восприятии, например, неевропейской музыки, в ее значении в общественной жизни народов древности. Из прошлого дошли до нас сведения об эмоциональной силе древнегреческой музыки и ее огромной популярности, о масштабах и глубине ее влияния. Платон говорит о «сладостных и жалобных гармониях», которыми музыка наполняет душу, проникая в нее через ухо, как через слуховую трубку. Под «гармонией» он, несомненно, подразумевает музыку вообще и подчеркивает ее то угнетающее, то радостно-возвышенное действие. А Якоб Буркхард пишет о «бурных и страстных траурных напевах, исполнявшихся в Дельфах на флейтах, о военной музыке, сопутствующей боевым действиям, о культовой музыке, сопровождавшей религиозные церемонии везде и всюду» и т. п.

 

Я привожу эти факты, чтобы показать выразительную силу музыки как таковой, между прочим и древнегреческой, которая основательно отличалась от музыкального искусства в современном понимании. Древнегреческие лады были перенесены в церковную музыку. Иных отголосков высокоэмоциональной музыки античной Эллады мы не находим в нашем искусстве и, за исключением случайных внешних факторов, не усматриваем в нем также влияния неевропейской музыки.

 

Таким образом, наша музыка с помощью свойственной ей движущейся силы прошла путь от начальной фазы до ее нынешнего положения великой державы в сфере духовной жизни человечества. Я не побоюсь утверждать, что благодаря ее откровениям люди научились познавать себя глубже или, иначе говоря, получили новое и более глубокое представление о человеческой душе. Только музыке доступны глубины и бездны человеческого сердца, о которых она говорит с присущим ей несравненным по убедительности красноречием. Словесную речь и ее развитие мы считаем одним из удивительнейших достижений человеческой мысли. Создание музыкального языка, а именно нашей мелодико-ритмико-гармонической, многоголосной, мно-госторонне-развитой по форме, эмоционально-напряженной музыки, свидетельствует о мощи человеческой души, научившейся выявлять себя в этом искусстве.

 

Итак, история нашей музыки в большой степени представляет собой, собственно, историю ее выразительного значения. Если бы в звуке не содержалось эмоциональных элементов, в музыке, повторяю, не могла бы развиваться ее выразительная сторона. Однако долог был путь от первобытной музыки, чье развитие предопределила затаившаяся в ней одухотворенность, до произведений, подобных вступлению к «Тристану и Изольде» Вагнера. Такие пьесы хотя и создаются в порыве чисто музыкального вдохновения, но своим возникновением они обязаны стремлению композитора к эмоциональной выразительности не в меньшей мере, чем к его музыкальному чувству. В них явственно и недвусмысленно звучит страстное излияние горячего сердца, избравшего для себя язык музыки; возможно, что выражение чувства даже приглушает здесь музыку. Существует мнение, разделяемое некоторыми серьезными и глубокими музыкантами, что рост выразительного начала в музыке означает ее распад; что музыка лишь до тех пор сохраняет свою подлинную сущность, пока возникает из чисто музыкального вдохновения, что ее развитие и формы определяются чисто музыкальными побуждениями, а выразительность не повелевает, не есть цель музыкального творчества. Согласно этому взгляду, под влиянием все большей перегрузки выразительностью музыка утрачивала свою чистоту, свою сущность, а с Бетховена начала вредный путь превращения чистого искусства в прикладное, музыки как таковой — в посредницу выразительности.

 

 

 







Внимание! При копировании материалов
обязательна ссылка на сайт http://www.musictalent.ru/

© 2012 Музыкальный портал для композиторов и музыкантов, обрезка музыки онлайн